?

Log in

No account? Create an account

Виноград

Единственный  в  моей  жизни  сексуальный  шок  я  пережил  на   овощном комбинате имени  Тельмана. Я  был тогда студентом первого курса  ЛГУ. И  нас, значит, командировали в распоряжение дирекции  этой самой  плодоовощной базы.
Или, может, овощехранилища, не помню.
     Было  нас в группе  человек пятнадцать. Всех распределили  по бригадам.
Человека по три в каждую.
     До этого мы получили инструкции. Представитель месткома сказал:
     - Есть можете сколько угодно.
     Мой однокурсник Лебедев поинтересовался:
     - А выносить?
     Нам пояснили:
     - Выносить можно лишь то, что уже съедено...
     Мы разошлись  по  бригадам. Я  тут же  получил задание. Бригадир сказал
мне:
     - Пойди в четвертый холодильник. Запомни фамилию - Мищук. Забери оттуда копии вчерашних накладных.
     Я спросил:
     - А где это - четвертый холодильник?
     - За эстакадой.
     - А где эстакада?
     - Между пищеблоком и узкоколейкой.
     Я хотел спросить: "А где  узкоколейка?" - но передумал. Торопиться  мне было некуда. Найду.
      Выяснилось, что комбинат занимает огромную территорию. К югу он  тянулся до станции Пискаревка. Северная его граница проходила вдоль  безымянной реки.
     Короче,  я  довольно  быстро  заблудился.   Среди  одинаковых  кирпичных пакгаузов бродили люди. Я спрашивал у  некоторых - где четвертый холодильник?
Ответы звучали невнятно и  рассеянно. Позднее я узнал, что на этой базе царит тотальное  государственное хищение в особо крупных  размерах.  Крали все. Все без  исключения. И потому у всех были такие отрешенные, задумчивые лица.
     Фрукты уносили в карманах и за пазухой. В подвязанных снизу  шароварах.
В  футлярах  от  музыкальных   инструментов.   Набивали   ими  вместительные учрежденческие портфели.
      Более  решительно  действовали  шоферы   грузовиков.   Порожняя   машина заезжала на базу. Ее  загоняли на  специальную  платформу  и   взвешивали. На обратном   пути  груженую  машину  взвешивали   снова.   Разницу  заносили  в накладные.
     Что делали шоферы? Заезжали на   комбинат. Взвешивались. Отгоняли машину в  сторону.  Доставали из-под   сиденья  металлический брусок  килограммов  на шестьдесят. Прятали его  в   овраге. И увозили  с овощехранилища  шестьдесят килограммов лишнего  груза.
     Но  и это  все были мелочи. Основное  хищение   происходило на бумаге. В тишине административно-хозяйственных   помещений. В  толще  приходо-расходных
книг.
     Все это я  узнал позднее. А пока  что бродил среди каких-то  некрашеных вагончиков.
      День был облачный и влажный.  Над горизонтом розовела  широкая  дымчатая полоса.  На  траве  около   пожарного  стенда  лежали,  как   ветошь,  четыре беспризорные собаки.
     Вдруг я услышал женский голос:
     - Эй, раздолбай с Покровки! Помоги-ка!
      "Раздолбай"  явно  относилось  ко  мне.  Я   хотел   было  пройти,    не оглядываясь.  Вечно  я реагирую  на  самые фантастические  оклики.  Причем  с какой-то особенной готовностью.
     Тем  не  менее я  огляделся.  Увидел приоткрытую  дверь  сарая.  Оттуда выглядывала накрашенная девица.
     - Ты, ты, - я услышал.
     И затем:
     - Помоги достать ящики с верхнего ряда.
      Я зашел в  сарай. Там  было душно и полутемно. В  тесном  проходе  между нагромождениями  ящиков   с  капустой  работали  женщины.  Их   было  человек двенадцать. И все они были голые. Вернее, полуголые, что  еще страшнее.
     Их   голубые   вигоневые  штаны  были  наполнены   огромными  подвижными ягодицами.  Розовые   лифчики  с  четкими  швами   являли   напоказ   овощное великолепие  форм.  Тем более что  некоторые   из  женщин  предпочли обвязать лифчиками свои шальные головы. Так что  их плодово-ягодные украшения сверкали в душном мраке, как ночные звезды.
     Я  почувствовал одновременно легкость  и удушье. Парение и тяжесть. Как будто плаваю в жидком свинце.
     Я громко спросил: "В чем дело, товарищи?" И после этого лишился чувств.
      Очнулся я на мягком ложе из гнилой капусты. Женщины поливали меня  водой из консервной банки с надписью  "Тресковое филе". Мне захотелось  провалиться сквозь землю.То есть буквально сию же минуту, не вставая.
      Женщины  склонились  надо мной. С  полу их нагота  выглядела еще   более устрашающе.  Розовые лямки  были натянуты до  звона  в  ушах.   Голубые штаны топорщились  внизу,  как наволочки,  полные сена.  Одна   из  них  с  досадой выговорила:
     - Что это за фенькин номер? Масть пошла, а деньги кончились?
     -  Недолго  музыка  играла,  -  подхватила  вторая,  -  недолго  фрайер танцевал.
     А третья нагнулась, выпрямилась и сообщила подругам:
     - Девки, гляньте, бруки-то на молнии, как ридикюль...
      Тут  я понял, что  надо  бежать.  Это  были  явные  уголовницы.   Может, осужденные на пятнадцать суток за хулиганство. Или по указу от 14  декабря за спекуляцию. Не знаю.
     Я медленно встал на четвереньки. Поднялся,  хватаясь за  дверной косяк.
Сказал: "Мне что-то нехорошо", - и вышел.
     Женщины высыпали из сарая. Одна кричала:
     - Студент, не гони порожняк, возвращайся!
     Другая:
     - Оставь болтунчик Зоиньке на холодец!
     Третья подавала голос:
     - Уж лучше мне, с возвратом. Почтой вышлю. До востребования!
     И лишь старуха в грязной белой юбке укоризненно произнесла:
     - Бесстыжие вы девки, как я погляжу!
     И затем, обращаясь ко мне:
     -  А ты  не  смущайся.  Не будь  чем  кисель разливают.  Будь чем кирзу раздают!..
      Я шел и повторял: "О, как жить  дальше?  Как жить дальше?.. Нельзя  быть девственником в мои годы! Где достать цианистого калия?!.."
      На обратном пути я снова заблудился. Причем теперь уже окончательно.   Я миновал  водонапорную  башню. Спустился к  берегу пруда.  Оттуда вела
тропинка   к   эстакаде.  Потом  я   обогнул   двухэтажное   серое   здание.
Больнично-кухонные  запахи  неслись из его распахнутых  дверей.  Я спросил у какого-то парня:
     - Что это?
     Парень мне ответил:
     - Пищеблок..
      Через минуту  я заметил  в  траве бурые рельсы узкоколейки. Прошел   еще метров тридцать. И тут я увидел моих однокурсников -  Зайченко с   Лебедевым.
Они  шли в  толпе работяг,  предводительствуемые  бригадиром. Заметив  меня, начали кричать:
     - Вот он! Вот он!
     Бригадир вяло поинтересовался:
     - Где ты пропадал?
     - Искал, - говорю, - четвертый холодильник.
     - Нашел?
     - Пока нет.
     - Тогда пошли с нами.
     - А как же накладные?
     - Какие накладные?
     - Которые я должен был забрать у Мищука.
     В этот момент бригадира остановила какая-то женщина с портфелем:
     - Товарищ Мищук?
     - Да, - ответил бригадир.
     Я подумал - бред какой-то...
     Женщина  между тем вытащила  из  портфеля  бюст  Чайковского. Протянула бригадиру голубоватую ведомость:
     - Распишитесь. Это за второй квартал.
     Бригадир расписался, взял Чайковского за шею, и мы направились дальше.
      Около высокой платформы темнел железнодорожный состав. Платформа  вела к распахнутым  дверям  огромного  склада. Около дверей прогуливался  человек  в
зеленой кепке с наушниками. Галифе его  были заправлены в   узкие и блестящие яловые  сапоги. Он резко повернулся к нам.  Его  нейлоновый плащ издал шелест газетной страницы. Бригадир спросил его:
     - Ты сопровождающий?
     Вместо ответа человек пробормотал, хватаясь за голову:
     - Бедный я, несчастный... Бедный я, несчастный...
     Бригадир довольно резко прервал его:
     - Сколько всего?
     - По накладным - сто девяносто четыре тонны... Вай, горе мне...
     - А сколько не хватает?
     Восточный человек ответил:
     - Совсем  немного.  Четыре  тонны  не  хватает.  Вернее,  десять. Самое большее - шестнадцать тонн не хватает.
     Бригадир покачал головой:
     - Артист ты, батя! Шестнадцать тонн глюкозы двинул! Когда же ты успел?
     Гость объяснил:
      - На всех станциях люди подходят. Наши советские люди. Уступи,  говорят, дорогой Бала, немного винограда. А у меня сердце доброе. Бери,  говорю.
     - Ну да, - кивнул бригадир, - и втюхиваешь им, значит,  шестнадцать тонн государственной собственности. И, как  говорится,  отнюдь не по  безналичному расчету.
     Восточный человек опять схватился за голову:
     - Знаю, что рыск! Знаю, что турма! Сэрдце доброе - отказать не могу.
     Затем он наклонил голову и скорбно произнес:
     - Слушай, бригадир! Нарисуй мне  эти шестнадцать тонн.  Век не  забуду.
Щедро отблагодару тебя, джигит!
     Бригадир неторопливо отозвался:
     - Это в наших силах.
     Последовал вопрос:
     - Сколько?
     Бригадир  отвел  человека  в сторону.  Потом они  спорили  из-за денег.
Бригадир рубил ладонью  воздух.  Так,  будто  делал из кавказца воображаемый
салат. Тот хватался за голову и бегал вдоль платформы.
     Наконец бригадир вернулся и говорит:
      - Этому  аксакалу не хватает шестнадцать  тонн. Придется их  нарисовать, ребятки. Мужик пока  что  жмется, хотя фактически он на   крючке. Шестнадцать
тонн - это вилы...
     Мой однокурсник Зайченко спросил:
     - Что значит - нарисовать?
     Бригадир ответил:
     - Нарисовать - это сделать фокус.
     - А что значит - вилы? - поинтересовался Лебедев.
     - Вилы, - сказал бригадир, - это тюрьма.
     И добавил:
     - Чему только их в университете обучают?!
     - Не тюрьма, - радостно поправил его грузчик с бородой, - а вышка.
     И затем добавил, почти ликуя:
     - У него же там государственное хищение в особо крупных размерах!
     Кто-то из грузчиков вставил:
     - Скромнее надо быть. Расхищай, но знай меру...
     Бригадир поднял руку. Затем обратился непосредственно ко мне:
     - Техника  простая.  Наблюдай,  как  действуют  старшие  товарищи.  Что называется, бери с коммунистов пример.
      Мы   выстроились   цепочкой.   Кавказец   с   шумом   раздвинул    двери пульмановского вагона. На платформу был откинут трап.
     Двое залезли в пульман.  Они  подавали нам сбитые из реек ящики. В  них были плотно уложены темно-синие гроздья.
      На  складе загорелась лампочка. Появилась кладовщица тетя Зина. В  руках она держала пухлую тетрадь,  заломленную карандашом. Голова ее  была обмотана
в жару тяжелой серой шалью. Дужки очков были связаны на затылке шпагатом.
      Мы  шли цепочкой. Ставили ящики  на  весы.  Сооружали  из  них   высокий штабель. Затем кладовщица фиксировала вес и говорила: "Можно  уносить".
     А  дальше  происходило  вот  что.  Мы  брали  ящики  с   весов.  Огибали подслеповатую тетю Зину. И затем снова клали ящики на  весы. И снова обходили
вокруг  кладовщицы. Проделав  это раза три  или четыре, мы уносили  ящики  в дальний угол склада.
     Не прошло и двадцати минут, как бригадир сказал:
     - Две тонны есть...
      Кавказец  изредка  заглядывал в  дверной  проем.  Широко   улыбаясь,  он наблюдал за происходящим. Затем опять прогуливался вдоль  стены, напевая:
     Я подару вам хризантему
     И мою пэрвую любов...

Read more...Collapse )

белые медведи обречены

На одном из канадских островов экологи заметили умирающего белого  медведя. Отсутствие льда оставило его без пищи, и он, как и другие  северные животные, в новых условиях выжить не может.             


Экологи и фотографы из организации Sea Legacy  побывали на острове Баффинова Земля, входящем в состав Канадского  Арктического архипелага. В их задачу входило изучение жизни животных  в изменившихся климатических условиях. Специалисты не сомневались  в наличии последствий глобального потепления, но доказательства,  с которыми они столкнулись, превзошли все ожидания.

Съемочная группа заметила белого медведя, находящегося  в крайней стадии истощения: сквозь его мех выступали кости. Зверь был  едва способен передвигать лапы — по всей видимости, из-за мышечной  дистрофии, также вызванной недоеданием. Найдя мусорный бак, оставленный  рыбаками, медведь пытается найти пищу там, а затем обессиленный падает  на землю.

По словам  фотографа National Geographic Пола Никлена (Paul Nicklen), снявшего  видео, смотреть на животное без слез было невозможно. За годы своей  работы он видел более 3000 белых медведей, но никогда — в столь  ужасающем состоянии.

Source.

Original video on Instagram.


Где-то простодушно по-обывательски, но в принципе верно. Особенно доставило:
«Я вошел в приемную редактора, где меня встретила окосевшая от ежедневного вранья секретарша».

Originally posted by philologist at Олег Басилашвили: "С Россией произойдет то же, что с Советским Союзом"
Sobesednik.ru поговорил с Олегом Басилашвили о спасении «закрытых» участников митингов и тотальной лжи на телевидении.



– Недавно вы вместе с Владимиром Войновичем, Юлием Кимом, Александром Городницким поддержали инициативу Леонида Гозмана и обратились к россиянам с призывом скинуться на адвокатов для людей, которых, по выражению Жириновского, «упекают в кутузку» во время митингов. Вы своим именем поручились за чистоту расходования средств.

– Чтобы поддержать благородное дело, я считаю, никакого мужества не надо. Честно говоря, назрело. А последние события (арест активиста Ильдара Дадина, массовые задержания в ходе собрания на Пушкинской площади в День Конституции) только убедили меня в необходимости помощи людям, которых скручивают в ходе любого общественного мероприятия. В нем у нас теперь сразу усматривают митинг и нещадно борются. С этими людьми могут неправильно обращаться, нарушать их гражданские права... Имеются в виду простые люди, не политики, у которых уже наверняка есть защита. Задержанным гражданам нужен адвокат, кем бы они ни были – демократами, либералами, коммунистами или, не дай бог, сторонниками «Единой России».

Read more...Collapse )

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

LOL :D Tech support comments on YouTube:
"When I worked in tech support this was one of the hold songs. I could hear it in my sleep. 10 years later here I am googling it."

Мегатравы

Originally posted by haritonoff at Мегатравы


На субантарктических островах Тихого океана (новозеландские архипелаги Окленд и Кемпбелла, австралийский Маккуори и др.) дожди идут в среднем 325 дней в году. Треть года здесь дуют ветры силой более 100 км/ч, а температура редко поднимается выше +15°C. Летом (антарктической "зимой") ночами температура падает до нуля, а в самые холодные дни бывает до −5°C, но снежный покров на уровне моря редко держится больше трех дней в году. Это царство криволесья и мегатрав.

Read more...Collapse )
Originally posted by kot_de_azur at Альбом - Летом в Крыму

Скандальный альбом из Крыма взорвал интернет. Страсти бушуют до сих пор. Суды и прокуратура Украины пытались обуздать авторов проекта и администрацию лагеря.
Жизнь лагеря...Collapse )

Justin Trudeau staring at Trump's hand

Justin Trudeau awkwardly staring at Trump's hand becomes an instant meme :D

Tags:

I was pleasantly surprised by Queen's French skills :)
Watch as The Queen congratulates and sends warm wishes to the people of Canada in the 150th anniversary year of Confederation.
This pre-recorded message is delivered in English and French.
Read the full text in English here: http://bit.ly/2ilJBXJ
And the full message in French is here: http://bit.ly/2iU6QZR


Tags:



Леди и джентльмены! Этим сюжетом я открываю «кофейный цикл». Он, вероятно, будет состоять из трех историй. В первой я расскажу о том, в связи с чем и благодаря чьим усилиям мусульманский напиток был принят в христианском мире, и в частности в Англии; во второй – о коммерческой стороне дела (о деятельности Левантийской и Ост-Индской компаний); а в третьей – о возникновении на Альбионе кофеен, которые перевернули общественную жизнь Острова. Впоследствии я прочитаю на эту тему лекцию в одном из московских баров. Так что заинтересованных прошу следить за обновлениями, в том числе на моей страничке в FB. Итак, в путь!

Read more...Collapse )
Алек Болдуин разместил на бейсболку лозунг Трампа на ломаном русском.

Alec Baldwin in broken Russian:
"Make America great again"

Oh Canada

Canada — all of it — is "The New York Times" No. 1 pick for "52 Places to Go" in 2017


Video link

Canada — all of it — is The New York Times No. 1 pick for 52 Places to Go in 2017.

Walk along these suspension bridges for some of Canada's best views. #Daily360

Read more about the other places The New York Times chose: http://nyti.ms/2iaPLqF.

Originally posted by starshinazapasa at Время собирать кассетные боеприпасы


Сегодня прям неделя замечательных фотографий. Эстафету у телеканала "Звезда", который под новостью о гриппе, якобы косящем солдат ВСУ, поставил фотографию взятого в плен грушника Александра Александрова в украинском госпитале, перенимает Министерство обороны РФ и средства массовой пропаганды. Совемстными усилиями забацавшие показательный пресс-выезд с саперами, разминирующими Алеппо.
Но, поскольку руки у всех наших пропагандистов растут из жопы, а, в погоне за попилом бабла всех профессионалов с нормальным расположением рук они давным давно поувольняли, набрав на их места девочек и мальчиков из провинции, готовых за двести баксов и желание закрепиться в столице клепать любой трэш на любую тему, ни в чем не разбираясь совершенно, то получилось как всегда. Казалось бы: российские саперы, рискуя жизнью, спасают Алеппо от мин террористов - что может быть лучше в пиар-войне? Но нет. Любую, даже самую беспроигрышную пиар-акцию, они умудряются превратить в слепленного из говна петуха.
В итоге результатом этого выезда стала серия замечательных репортажей, как по телевизору, так и, в том числе, на секундочку, в "Российской газете", официальном печатном органе Пльрства РФ, в которых крупным планом показано, как российские саперы расчищают Алеппо от российских кассетных суббоеприпасов АО-2,5РТМ, заряжаемых в российские кассетные бомбы РБК-500.


Read more...Collapse )
Now that a reality TV star is preparing to become president of the United States, can we agree that celebrity culture is more than just harmless fun – that it might, in fact, be an essential component of the systems that govern our lives?

Celebrity isn’t just harmless fun – it’s the smiling face of the corporate machine




Чем плох Путин? Да много чем плох. Может быть, вообще всем, поэтому лучше по порядку.

Путин – узурпатор. То есть во многом он пришел на уже узурпированное, но это его едва ли оправдывает: мог ведь иначе распорядиться доставшейся ему властью, а распорядился вот так. Все институты государства, существовавшие в той России, которая когда-то избрала его президентом, он либо заменил фиктивными, ненастоящими, либо сделал своей собственностью. До Путина в России был какой-никакой парламент, теперь парламента нет. До Путина в России был какой-никакой суд, теперь нет и суда. До Путина в России была относительно независимая региональная власть, теперь нет и ее, а регионы – это вотчины для путинских людей.

Путин – враг прогресса и враг культуры. Сознательная непрерывная архаизация общества – это Путин, он это делает нарочно. Выдуманные псевдоправославные традиции, карикатурное пуританство и гомофобия, позорная борьба с интернетом и как с пространством свободного высказывания, и как с бизнесом. Любое творчество – и то, которым занимаются художники, и то, которым занимаются инженеры, – Путину непонятно и чуждо, ему нужна лояльность, которой он добивается подкупом или полицейскими мерами. Купленные им деятели искусства превращаются в поддакивающих ему болванчиков, для которых именно поддакивание делается смыслом существования. Плохие фильмы Михалкова – это Путин. Плохая новая архитектура российских городов – это Путин. Плохое российское телевидение – это Путин и только Путин. Фальшивые диссертации и университеты, больше похожие на ларьки по продаже дипломов, – это тоже он, Путин.

Путин украл Девятое мая – я выделю это в отдельный пункт, потому что он имеет принципиальное значение не для прошлой истории, а для настоящего и для будущего. Единственная точка общенационального консенсуса в непростой русской истории ХХ века, единственный настоящий праздник – тот, который "со слезами на глазах", – Путин сделал его своими именинами, подменив тяжесть испытания и трагедии дешевой казенщиной, полной неуместных политических намеков. В годовщину снятия ленинградской блокады путинские политики из "Единой России" сравнивают блокаду с нынешними западными санкциями, а уж в роли фашистов у нас кто только не перебывал, и прежде всего украинцы, конечно. Раньше "закон Годвина", когда любой спор упирается в Гитлера, работал только в дурацких интернет-спорах, теперь этот закон стал всероссийским: будешь плохо себя вести, и власть объявит фашистом тебя.

Путин – человек из прошлого. Все гадости о западном империализме, прочитанные в молодости, он реализует в своем государстве. Военщина и полицейщина, культ "геополитики" в международных делах, вера в глобальные заговоры и в международную агентуру внутри страны – Россия стала страной победившего военного пенсионера, верящего в козни ЦРУ и искренне жалеющего, что тогда на Эльбе наши не перестреляли всех американцев, а зачем-то бросились с ними обниматься.

Путин – реваншист. Советская система, свергнутая Горбачевым и народом в конце восьмидесятых, восстановлена Путиным в самом упрощенном виде, когда, опираясь на массовую ностальгию по прошлому, он возрождает не то, по чему скучают люди среднего и старшего возраста, а то, что они когда-то ненавидели: и номенклатурный класс, и идеологический диктат, и внешнеполитическое огораживание.

Путин – строитель государства, враждебного своему собственному населению. Феномен Чечни, когда в границах одного региона выстраивается феодально-фашистская диктатура, служащая, помимо прочего, инструментом устрашения для всей остальной страны, – это все-таки очень странная модель государственного устройства, на которую народ России Путину согласия не давал.

Путин – президент нереализованных надежд и топтания на месте. От внезапно закончившихся лет нефтяного богатства не осталось даже символических материальных свидетельств: дорог, больниц или школ. Все потрачено неизвестно куда, российская провинция живет так же, как жила двадцать или сорок лет назад. Бедные регионы тихо дичают, и новости типа той, когда коллектор бросил бутылку зажигательной смеси в кроватку младенца, дед которого должен денег банку, никого уже не удивляют и не шокируют – ну да, так живет Россия, все привыкли. Когда власть для человека становится главной ценностью, а страх потерять ее – главным страхом, невозможно никакое движение вперед, потому что движение создает ненужные Путину риски. Создавать государственные институты, диверсифицировать экономику, реформировать полицию, да что угодно – это не просто не нужно ему, для него это настоящая угроза, поэтому единственный вид перемен, к которым он готов, – это деградация; чем примитивнее государство, тем удобнее удерживать в нем власть.

Путин – президент лжи. Ложь стала для него важнейшим инструментом управления страной. Так называемая повестка дня, придумываемая в Кремле и оформляемая пропагандистами государственных телеканалов и подконтрольных государству остальных СМИ, подменила обществу реальную картину мира и позволяет Путину делать что угодно, не опасаясь, что его ошибки и преступления могут стать предметом общественного внимания.

Путин – циник. В своем отношении к жизни он исходит из того, что всех можно либо купить, либо запугать. Система общественных отношений, сформированная Путиным, аморальна и безнравственна, она не предусматривает благородных мотиваций и в равной мере растлила как сторонников, так и противников Путина, готовых разговаривать на его языке хотя бы потому, что другого языка в России Путина просто нет.

Путин лишил Россию веры в себя. Он выстроил полувиртуальную систему государственных культов. Есть "Искандеры", есть спортсмены, есть "Евровидение", есть Крым, но нет и не может быть отношения к России как к чему-то по-настоящему своему: государственные интересы, о которых он любит говорить, никак не связаны с интересами частного человека. Участие граждан в определении судьбы страны даже по самым мелким вопросам фактически исключено: невозможны референдумы, выборы превращены в фарс, демонстрации и митинги ограничены до такой степени, что если их запретить совсем, никто не заметит. Общества не видно и не слышно – есть только система подавления, работающая так исправно, что любой недоброжелатель России обнаружит в ней признаки нашего векового рабства или безволия, но ты попробуй побудь свободным человеком в стране с центрами "Э", ОВД "Дальним" и 282-й статьей Уголовного кодекса.

Вот, если навскидку, десять пунктов, по которым Путин однозначно плох, но в моду сейчас входит даже не одиннадцатый по значимости, а сто одиннадцатый: Путин – коррупционер. Да, очевидно, путинская система строится и на воровстве в том числе, но было бы странно, если бы следствием узурпации, архаизации и растления не стало бы воровство. За него проще уцепиться, оно медийнее – да, наверное. Но оставляя за скобками главное, чем плох Путин, мы рискуем остаться после него с теми же гадостями, из которых состоит его царствование. Россия без Путина – это не только Россия без коррупции. Россия без Путина – это совершенно другая страна, о которой сейчас почему-то никто не думает.

Олег Кашин – журналист

Latest Month

December 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow